29 Ноября 2012 год

ОТКУДА ПРИШЁЛ К НАМ НОВЫЙ ГОД

 

                        Ах, этот волшебный, прекрасный праздник! Откуда он пришёл?

 На самом деле Новогодний праздник не так уж и стар. Ну, а складывался он на протяжении долгого времени и у него есть своя невероятно любопытная история. И начнём мы с самого дальнего далека.

Первобытные люди не считали лет и не слишком-то задумывались, какой год у них на дворе: просто тёплое лето сменялось дождливой осенью, а после долгих холодов звенели ручьи. Одни народы считали, сколько они встретили вёсен, другие - сколько смогли пережить суровых зим. Но постепенно возникали центры цивилизации, и появлялась нужда точнее знать, когда и что происходит или должно произойти.

Давным-давно, где-то на востоке, там, где жили древние индоиранцы, и еще только начинали формироваться первые государства, был изобретен календарь. Люди знали: есть в году сутки, когда самый короткий день сменяет самая длинная ночь. После этой ночи солнце с каждым днем все дольше задерживается в небесах, неся земле все больше тепла и животворного света, природа начинает просыпаться, и жизнь, наконец, торжествует над мрачным зимним безмолвием и смертью. Этот день называется днем зимнего солнцеворота и по нашему нынешнему календарю приходится на 22 декабря. Именно тогда древние персы-земледельцы праздновали рождение солнечного бога - Митры. С помощью сложных обрядов и ритуалов они должны были помочь Митре родиться и победить зиму, ускорить приход весны и обеспечить себе новый урожай. Все это воспринималось серьезно, ведь от своевременного прихода весны зависела жизнь людей.
В дальнейшем Митра стал одним из главных древнеиранских богов, а позже попал к римлянам. Они, как известно, к чужим государствам относились очень ревностно и стремились подчинить их себе, но к чужим богам, напротив, настроены были довольно терпимо и ничего против их храмов и поклонения им не имели. Так солнечный Митра стал одним из римских богов. Его почитали вместе с древнеримским Юпитером, отождествляли и с древнегреческим Зевсом. Культ Митры распространился и на другие древние государства. В Армении он стал называться Михру. Но повсюду наступление Нового года древние связывали с весной, с началом сельских работ.

                       Как и когда праздновали Новый год древние...

В Древней Армении, например, как и в Древний Индии, Новый год - Амонор - начинался 21 марта, в день весеннего равноденствия. Страна просыпалась от зимнего сна в день начала астрономической весны, вместе с новым Солнцем. Дни становились длиннее, а люди начинали новую жизнь. В первый день весны они загадывали желания и закрепляли их, привязав к ветви дерева ленточку, или повесив на него свое украшение.
Это было давно. С тех пор много воды протекло по земле Араратской. В 301 г. н.э. армяне приняли христианство, веру в другого бога, однако прежний обычай встречать весну не забыли. В городах и деревнях Армении, чаще возле храмов или родников, обязательно стоит дерево, обвязанное многочисленными платочками и ленточками. Считается, что дерево, полное накопленной за зиму энергии исполняет желания, как только проснется ото сна.
В Армении в первые дни Нового года чаще украшался абрикос. Священное дерево, дающее плоды солнечного цвета, росло в каждом дворе. Даже сейчас в древнем храме Солнца - Гарни каждый праздник отмечается по обычаям далеких предков. Жрецы благословляют семена пшеницы, вино и ветви ивы - первого дерева, цветущего в Араратской долине.

В Древнем Риме Новый год праздновали с незапамятных времён в начале марта. Это продолжалось до тех пор, пока Юлий Цезарь не ввёл однажды новый календарь. После этого первым днём Нового года стали считать первый день января. Своё название январь получил в честь римского бога - двуликого Януса. Одно лицо Януса было обращено назад к прошлому году, другое - вперёд к новому. В Новогодний праздник римляне украшали свои дома и дарили друг другу подарки и монеты с изображением этого бога. Празднования продолжались несколько дней. В это время рабы и их хозяева ели, пили и веселились вместе. Римляне приносили жертвы Янусу, а также преподносили подарки императору. Начинание было добровольным, но со временем стало обязятельным. В Древнем Риме первыми подарками были ветви лавра - символы счастья и удачи.Одаривали друг друга также и плодами, оклеенными позолотой, финиками и винными ягодами, затем медными монетами и даже ценными подарками. Преимущественным правом быть одариваемыми пользовались патриции.

А вообще традиция празднования Нового года в день весеннего равноденствия пришла из Древней Месопотамии. Здесь каждый год вслед за 21-м днем месяца нисану (в день весеннего равноденствия) начинала прибывать вода в реке Тигр, а через две недели - в Евфрате. Именно поэтому все земледельческие работы начинались в этом месяце. Жители Месопотамии встречали этот день красочными шествиями, карнавалами, маскарадами, песнями и плясками.
В столице Месопотамии Вавилоне праздник продолжался двенадцать дней и начинался во время вступления в правление светлого бога неба Мардука. Это было время побед новых созидательных сил над силами разрушения и смерти, ведь после дней весеннего равноденствия дни становились все длиннее, а ночи укорачивались.
Дни празднования Нового года считались священными, в это время нельзя было проводить работы, наказывать детей, рабов, осуществлять суд. В одной из древних вавилонских табличек говорится, что это было время необузданной свободы, "весь мировой порядок ставится вверх ногами, раб превращается в господина".
Празднование Нового года разворачивалось постепенно. Первые четыре дня считались подготовительными. В это время на площадях городов, в храмах устраивались чтения поэм, исполнение пьес и мистерий, рассказывались мифы. Особенно популярны были эпос о Гильгамеше, о полете Этаны, о подвигах Мардука, нисхождении в ад и спасении богини Иштар.
Утром на пятый день из храма Э-Зида, что находился в городе Борсиппе, недалеко от Вавилона, выходила процессия, чтобы отметить воцарение великого бога Мардука. Считалось, что именно с этого момента "дочери светлого мира" (светлые дни) переселялись в небесный мир - день начинал прибавляться. Процессия несла корабль-повозку, на котором солнечный бог переплывал мировой океан. Большая праздничная дорога изображала зодиакальные созвездия, по которым проплывал корабль, направляясь в святилище, называвшееся Небесный мир. В эти дни разыгрывались мистерии с изображением страстей бога Мардука. Это выглядело так: какие-то силы захватывали Мардука, отводили его в подземное царство, внутрь горы. Здесь его допрашивали, жестоко пытали. Кровь заливала его одежды, которые затем уносили. Сам Мрдук оставался под охраной. Его жена, богиня Сарпанитум, обеспокоенная долгим отсутствием Мардука, решала отправиться на его поиски, и после долгих странствий спускалась за ним в подземелье. Стражники были вынуждены вывести Мардука из подземелья и вернуть его к новой жизни.
Мистерии, разыгрываемые в Новый год, на пятый день, сопровождались плачем, рыданиями, выражением печали всех присутствующих по Мардуку, который находился в подземном мире. После этого цари Вавилона, а позже, когда культ Мардука распространился на Ассирию, правители и этой страны начинали раскаиваться перед богами за все, что они сделали недоброго в прошедшем году.
На шестой день знатные люди и простолюдины съезжались со всей страны в крупные города и, в особенности, в Ниневию и Вавилон, размещались у родственников, на постоялых дворах. Седьмой день Нового года был днем спасения бога Мардука и его выхода из подземелья. В этот день забивали огромное количество свиней, которые считались у вавилонян и ассирийцев символом враждебности богам. Ночь на восьмой день обычно посвящалась гаданиям о судьбе в предстоящем году. В каждый дом приглашались предсказатели, гадалки, кудесники, маги. Наутро жрецы храма Э-Сагилы, где находились золотая статуя Мардука и его трон, торжественно выносили изваяние бога на улицу. По Улице процессий, названной так в честь новогодних торжеств, несли и статуи других богов, обитавших в Э-Сагиле. Все они направлялись в другой храм - Палату судеб, который был расположен в северной части Вавилона за царским дворцом.
Академик Н. Никольский так описывает восьмой день праздника: "На восьмой день Нового года Мардук в торжественной процессии вместе со своей супругой Сарпанитум также отправляется в Палату судеб. Перед отправлением приносили символическую жертву: в чаше на горящих углях сжигали овцу, символизирующую зимнее чудовище Кингу. При этом хор жрецов пел гимны, в которых описывались и прославлялась победа Мардука над Кингу. После этого статую Мардука и его супруги ставили на роскошные золоченые ладьи и несли по Улице процессий в Палату судеб, куда этому времени прибывал и сам царь".
Когда Мардук в сопровождении Сарпанитум приближался к храму, царь находился уже там. Он стоял на пороге храма и ждал, когда бог Мардук возвестит, каким будет наступающий Новый год.
На девятый день статую Мардука переносили в главный храм Вавилона - Бит-Акито (Жертвенный дом). Здесь статуя стояла два дня. А на десятый день праздновалась победа Мардука над Тиамат, воплощавшей мировой хаос. Праздничный пир приходил в храме. Ночь на одиннадцатый день снова была посвящена гаданиям и предсказаниям судеб людей. А днем Мардука возвращали в Палату судеб, а оттуда в храм Э-Сагилу. Царь тоже пытался войти в храм, но путь ему преграждал верховный жрец. Это был очень важный ритуал освящения царской власти. Корона и скипетр вместе с прочими царскими регалиями отнимались у царя и клались на циновку перед богом. Затем верховный жрец бил и стегал плетью царя, стоявшего на коленях перед святилищем. Если царь плакал, то правление будущего года должно было быть счастливым; если же он не плакал, то его правление должно было прерваться.Только после этого царя вводили в святилище перед Мардуком, к которомй он обращался с молитвенным обещанием быть послушным его решениям. Верховный жрец обращался к царю, обещал ему помощь Мардука и увеличение царской мощи. Затем ему возвращались все его царские регалии.
На двенадцатый день в храмах, на площадях, улицах вновь, как и в начале празднеств, выступали ораторы, чтецы, артисты, певцы и музыканты. При всеобщем веселье и под аккомпанемент флейт, барабанов, литавр, кимвал, арф двенадцатый день праздника завершался "свадьбой" бога Мардука и богини Сарпанитум, а царь в это время сочетался браком с верховной жрицей.

В Древней Греции Новый год наступал в день летнего солнцестояния - 22 июня. Празднование открывалось шествием в честь бога виноделия Диониса. Свиту Диониса составляли сатиры - дети земных женщин и Пана - козлоподобного бога стад, лесов и полей. С похожими на него божествами мы еще не раз встретимся в этой истории, когда будем говорить о том, как разные народы отмечали новогодние праздники. Сатиры пели гимны в честь Диониса. Позже, во времена Перикла и Сократа сатиров заменили жрецы. Каждый раз под Новый год они собирались в окрестностях Афин, обряжались в козлиные шкуры и блеющими голосами воспевали Диониса.
Между прочим, так родилась трагедия, в буквальном переводе - "козлиная песнь".

В Древнем Египте Новый год праздновался в июле во время разлива Нила. Все сельскохозяйственные работы и благополучие людей зависели от этой реки. Египтяне довольно точно высчитали, когда нужно ждать нового разлива, приносившего на их поля плодородный ил. В ночь с 19 на 20 июля под слаженное пение священных гимнов процессия облачённых в парадные одежды жрецов направлялась в заранее определённое место, и все, посвящённые в таинство движения небесных светил, поднимали лица к чёрному южному небу, стараясь первыми заметить, когда взойдёт над горизонтом самая яркая звезда - Сириус.Её появление на небосклоне означало наступление Нового года, и от этого времени жрецы высчитывали, когда вновь разольётся Нил. Кстати, именно с этим обычаем египтян связано происхождение хорошо знакомого нам с детства слова каникулы. Дело в том, что Сириус находится в созвездии Большого Пса, а пришедшие в Египет значительно позже воинственные римляне назвали его на латыни Каникула - собачка. с появлением на небе Каникулы (Сириуса), наступал период самых жарких дней в году и со временем дни с конца июля до середины октября стали называться каникулами. В Древнем Риме эти дни были временем отдыха от занятий.

В Восточной римской империи - Византии, окуда Русь восприняла христианство, встреча Нового года тоже восходила к древним, языческим празднествам. Они продолжали существовать в христианском византийском обществе,медленно и с большим трудом забывались, вновь возрождались, маскировались под христианские праздники или под местные обычаи. И справлялись они тем смелее, чем дальше от крупных городов и от властей находилась та или иная местность, и ощущались явственнее в тех провинциях, которые позже вошли в состав империи. Это были, например, некоторые армянские и грузинские земли, северо-западные районы Балкан. Здесь население вело более замкнутый образ жизни, и здесь дольше в неприкосновенности сохранялись древние обычаи и обряды.
А к IX-XII вв. языческие обычаи и обряды тесно переплелись и слились с чисто эллинскими, и даже подверглись ритуальной "христианизации". Поэтому христианская церковь вынуждена была идти не по пути полного искоренения языческих обычаев, а по пути их адаптации, "обезвреживания" несовместимых с христианством идейных норм и истолкования древних игрищ в качестве обрядов, связанных, например, с циклами крестьянской трудовой деятельности.
Общенародными языческими праздниками в Византии IX-XII вв. были календы, брумалии и русалии. Календами по-латыни назывались первые числа каждого месяца.Но праздничными были только январские календы. Они стали отмечаться на востоке Средиземноморья со временем установления римского господства.
Сначала календы праздновали с 1 по 5 января, а с утверждением христианства в качестве господствующей официальной религии начало их празднования было приурочено к важному церковному празднику - Рождеству (25 декабря), и календы стали двенадцатидневными. Однако вскоре, в конце VII в., на шестом вселенском соборе календы были преданы анафеме. Но запрет не возымел действия: их продолжали отмечать, а вскоре снова и в самом императорском дворце. Правда византийские правители старались все-таки отделить языческие торжества от церковных, и основные развлечения устраивали не в ночь с 25 на 26 декабря, как и не в ночь на 1 января (день св. Василия), а только в ночь на 2 января. Да и ряженых, исполнявших строго определенные ритуальные функции, во дворце были единицы.
Зато народ праздновал календы, как и римляне со времен Юлия Цезаря, в ночь на 1 января, хотя Новый год в Византии IX-XII вв. начинался не с января, а с 1 сентября. Каждый наряжался как мог, чаще всего мужчины переодевались женщинами, а женщины - мужчинами. Большой популярностью пользовались различные маски. Ряженые бродили от дома к дому с песнями и плясками, стучались в двери, участвовали в пиршествах у незнакомых людей, получали за свои артистические номерае подарки. Празднование продолжалось всю ночь.
Во дворце в ночь на 2 января устраивались игры, во время которых приглашенные на праздник вельможи, певцы и музыканты прославляли императора и его наследников. Петь подобающие для случая песни были обязаны и сановники. Пение перемежалось плясками ряженых.
Брумалии праздновались незадолго до календ (слово bruma по-латыни означало зиму, самое холодное время года, продолжавшееся с 21-22 декабря по 20-21 марта, то есть от зимнего до весеннего солнцестояния). Но они тоже были преданы анфеме на том же Шестом вселенском соборе, правда, с тем же результатом.
Народ праздновал брумалии и календы почти одинаково. Во дворце же для брумалий был разработан особый ритуал. Сановники плясали в хороводе и пели с горящими свечами в руках. Император одаривал их золотом, а представителей рядового населения столицы - серебром. Вечером устраивалось многолюдное пиршество (как и во время календ), на котором присутствовал император, сидевший с семьей за отдельным столом. Роман I Лакапин из Македонской династии (920-944 гг.) не допускал празднование брумалий во дворце, но их стали отмечать здесь снова уже при соправители и преемнике Романа I - Константине VII.

Задолго до рождения Цезаря римляне создали (или заимствовали у более древних цивилизаций) календарь. Кстати, само это слово, такое обычное и привычное нам, ведёт свою родословную от латинского calendarium, что дословно обозначает "долговая книга". И вот почему. В Древнем Риме процветала торговля, в вместе с ней ростовщичество. И патриции, и плебеи охотно давали друг другу и брали кредиты, закладывали имущество и рабов. Одни на этих операциях разорялись, другие делали огромные состояния. Ростовщики Рима вели долговые книги - календариумы, - в которые тщательно записывали, кто и сколько им должен. Проценты по долгам принято было платить первого числа каждого месяца и первые дни этих месяцев назывались календами. Но вот в 45 г. до н. э. Юлий Цезарь решил провести коренную реформу летосчисления и ввёл в обиход солнечный календарь, названный в честь его юлианским. И вот как это произошло. Когда римляне положили начало созданию мировой империи, их календарь состоял из 10 месяцев по 36 дней в каждом. Новый год у них начинался с месяца весеннего равноденствия и этот месяц они называли мартом  в честь бога войны Марса. Второй месяц был назван апрелем ("согретый солнцем"), третий - маем в честь богини природы Майи, четвёртый - июнем в честь богини брака и материнства Юноны. Остальные месяцы были обозначены просто порядковыми числами: пятый(Qvintilis), шестой (Sextilis), седьмой (Septembris), восьмой (Octembris), девятый (Novembris) и десятый (Decembris). От римлян эти названия вошли во многие языки, в том числе и русский. Отсчёт годов римляне вели от основания Рима, что, по их мнению, произошло в 754 г. до н. э. Начало и конец государственного года официально объявляли жрецы Рима. Очень скоро это "объявление" стало доходным делом, поскольку могло по воле чиновников-жрецов ускорить или продлить срок расчёта с долгами. Чтобы избежать этих злоупотреблений, преемник легендарного основателя Рима Ромула царь Нума Помпилий (715 - 673 гг. до н. э.) сделал римские календарные месяцы тридцатидневными, отняв у каждого из них по шесть дней, а между десятым, последним месяцем (декабрём) и первым (мартом) ввёл два дополнительных месяца по 30 дней. Они были названы февраль (Februarius) в честь бога подземного царства Фебрууса, и январь (Januarius) в честь бога Януса, покровителя Рима. Таким образом, календарный год приобрёл 12 месяцев по 30 дней, а "лишние" 5-6 дней оставались римлянам для зимних праздников. Расчеты должников с кредиторами должны были производиться в феврале месяце, сразу после декабря.
Но вот в 45 г. до н. э. астроном и математик Созиген Александрийский убедил Юлия Цезаря, который имел на тот момент титул вечного диктатора (Dictator in perpetuum), осуществить реформу календаря, приведя его в соответствие с солнечным годом. Созигенов календарь не учитывал фаз Луны и имел 365 дней, отставая от астрономического солнечного года примерно на шесть часов. Созиген для наверстывания упущенного времени предложил в каждый четвертый год вставлять один дополнительный день (4*6=24). Вечный диктатор прислушался к советам ученого и принялся реформировать традиционный для Рима календарь. Он переставил январь и февраль на те места, которые они занимают сейчас. Затем, исходя из высших государственных соображений, он объявил, что Рим был основан 1 января, и перенес с 1 марта на этот день празднование Нового года.
Какая же необходимость заставила Цезаря перенести начало года на 1 января? А никакой особой необходимости и не было. Просто всевластному правителю показалось наиболее удобным начинать год с "даты основания города", да к тому же именно в этот день вступили в должность вновь избранные консулы Рима.
Так что в итоге мы и по сей день в Новый год празднуем именно эти "события".
Далее Цезарь разделил год на четыре квартал, в каждом из которых было по 91-92 дня. Поскольку год по-прежнему состоял из 360 дней, Цезарь добавил в каждый из непарных месяцев (3-5-7-9 и 11) по одному дню. В них стало по 31 дню. А к каждому четвертому году был добавлен один дополнительный день. Он вставлялся после 24 февраля. Этот день в римском календаре назывался "шестым днем до мартовских календ". Ну а добавочный день был назван "дважды шестым" (bisextus). Именно поэтому четвертый год и получил название "дважды шестого", то есть, високосного. В завершение Юлий Цезарь переименовал пятый месяц, Квинтилий, - месяц своего рождения - в Юлий - нынешний июль. В таком виде календарь был введен в действие 1 января 709 г. от основания Рима, или по нашему нынешнему летосчислению - 1 января 46 г. до н. э.
После смерти Юлия Цезаря объявление Нового года осталось в руках официальных жрецов. Они, видимо, не очень хорошо изучили календарный декрет Цезаря, что-то напутали и стали объявлять високосным не каждый четвертый, а каждый третий год. Так за 36 лет календарь ушел вперед на четыре дня. В 9 г. нашей эры, чтобы исправить положение, император Август приказал не назначать високосных в течение двенадцати лет. Попутно он позаботился, чтобы шестой месяц календаря, Секстилий, отныне назывался в его честь августом. А чтобы август не был меньше июля (месяца Юлия Цезаря), то от февраля забрали сначала один день для августа, а потом еще один день - для января, чтобы отметить заслуги римского городского бога Януса. Так февраль остался с 28 днями. Правда, в високосный год ему добавляли "дважды шестое" число.
Календарь Юлия Цезаря не знал семидневной недели. В нем пятнадцатые дни марта, мая, июля и октября, и тринадцатые дни остальных месяцев назывались идами. Поэтому дни первой половины месяца назывались числом дней до ид. Например: третий день до мартовских ид, одиннадцатый день до октябрьских ид. Первое число месяца, как мы уже знаем, называлось календами. Поэтому после ид дни месяца назывались числом дней до очередных календ. Например, Гай Юлий Цезарь был убит в 708 г. от основания Рима в день мартовских ид, то есть - 15 марта 44 г. до н. э.
Особыми празднествами отмечались девятые числа месяца - ноны. Нон это девятый день до ид. Такими днями были седьмые дни марта, мая, июля, октября, и пятые дни остальных месяцев.
Иды, календы и ноны были у римлян днями отдыха и празднований. Но с конца I столетия в Римской империи была введена календарная семидневная неделя с названиями дней в честь небесных светил. В 274 г. император Аврелиан (270-275 гг.) объявил День бога Солнца (Воскресенье) единым и общим для всей империи праздничным днем. Иды, ноны и календы были упразднены.

                                            А в это время на Руси

Теперь оставим гордый Рим и поговорим о том, что происходило у нас на Руси.
Наши предки, восточные славяне, точно так же, как и многие другие народы, отмечали приход Нового года, исходя из своих взаимоотношений с окружающей природой. Вот что пишет по этому поводу русский историк и литературовед, исследователь фольклора А. Н. Афанасьев в книге "Поэтические воззрения славян на природу": "Деление года у древних славян определялось теми естественными, для всех наглядными знамениями, какие даются самою природою. Год распался на две половины: летнюю и зимнюю и начинался с первого весеннего месяца - марта, так как именно с этой поры природа пробуждается от мертвенного сна к жизни, и светлые боги приступают к созиданию своего благодатного царства".
Древнейшие памятники русской письменности показывают, что славянские названия месяцев тесно связаны с явлениями природы. При этом одни и те же месяцы в зависимости от климата тех мест, в которых обитали различные племена, получали разные названия. Так, январь назывался где сечень (время рубки леса), где просинец (после зимней облачности появлялось синее небо), где студень (так как становилось студено, холодно). Февраль - сечень, снежень, или лютый (лютые морозы). Март - березозол (здесь существует несколько толкований: начинает цвести береза; брали сок из берез; жгли березу на уголь), сухий (самый бедный осадками в древней Киевской Руси, в некоторых местах уже высыхала земля), соковик (напоминание о соке березы). Апрель - цветень (цветение садов), березень (начало цветения березы), дубен, квитень. Май - травень (зеленеет трава), летень, цветень. Июнь - червень (краснеют вишни), изок (стрекочут кузнечики - "изоки"), млечень. Июль - липец, или липень (цветение липы), червень (в более северных областях, где природные явления запаздывают), серпень (от слова "серп", указывающего на время жатвы). Август - серпень, жнивень, зарев (от глагола "зареветь" - рев оленей, либо от слова "зарево" - холодные зори, а возможно, от "пазорей" - полярных сияний). Сентябрь - вересень (цветение вереска), руень (от славянского корня слова, означающего дерево, дающего желтую краску). Октябрь - листопад, паздерник, или костричник (паздеры - кострики конопли, название для юга России). Ноябрь - грудень (от слова "груда" - мерзлая колея на дороге), листопад (на юге России). Декабрь - студень, грудень, просинец.
Многие древние названия месяцев позже перешли в славянские языки и до сих пор прекрасно себя чувствуют в белорусском, украинском, польском.
Нельзя не согласиться, что наши древние, исконные названия месяцев звучат намного более поэтично, трогают за душу, пробуждают в нас глубинные пласты генетической памяти, соединяют разорванное время...
Но вернемся к нашим календарям.

                                                     Подарок из Византии

С принятием христианства на Руси в 988 г. церковь ввела в обиход византийский календарь и святцы, основанные на индиктовом годичном круге. Поясним: при императоре Диоклетиане (284-305 гг.)в Римской империи каждые 15 лет проводились переоценки имущества - индикции (лат. indictio - провозглашение, подать) для установления размера налога. На основе индикта в 312 г. императором Константином I официально был введен пятнадцатилетний цикл взамен языческих олимпиад (четырехлетний цикл).
Итак, в основу летосчисления на Руси после принятия христианства был положен пришедший к нам через Византию календарь. Вместе с календарем с продолжительностью года в 365,25 суток вошла в употребление и византийская мировая эра, в которой сотворение мира относилось к 5508 г. до Рождества Христова. Это был тот самый юлианский календарь с римскими наименованиями месяцев и семидневной неделей.
По новому для Руси календарю год должен был начинаться в сентябре. Правда, народ да и князья все равно еще очень долго оставались верны мартовскому началу года и продолжали называть месяцы по-древнеславянски. Кстати, и летописец Нестор, и продолжатели его дела, составляя летописи, по-прежнему придерживались мартовского начала года. К сентябрьскому летосчислению летописцы перешли намного позже: в Троицкой летописи сентябрьское летосчисление начинается с 1407 г. Ну а в делах житейских и гражданских мартовский календарь продолжал использоваться до конца XV в.
С традициями всегда бороться очень непросто.

                                                     В ожидании конца света...

Но все-таки с конца XV в. сентябрьский год в летописях полностью вытеснил мартовский. Хотя и это не была простая смена дат. Все происходило под аккомпанемент чрезвычайных для того времени событий.
Дело заключалось в том, что в христианской традиции числа 6000 и 7000, благодаря усилиям богословов, приобрели особый смысл. Они стали восприниматься верующими как эквиваленты дней Божественного творения и завершения так называемого "полного седмичного круга". Ну, словом, ждали светопреставления.
Кстати, в Европе такое уже случалось. Ведь мысли о конце света и Втором пришествии христиане связывали и с числом 1000. К X в. Западная Европа, практически полностью перешедшая на летосчисление от Рождества Христова, с приближением 1000-летия новой эры тоже ждала чего-то ужасного. Многие летописцы прекратили свои записи, жители городов бежали в леса и пещеры в ожидании Страшного суда и кончины мира.
И вот теперь, в 1492 г. (по григорианскому календарю), то же самое случилось и с православными. Для них заканчивалась седьмая тысяча лет от сотворения мира (5508+1492=7000). Поэтому на Руси с ужасом и трепетом ожидали конца света. Это отразилось и на составлении календаря. В частности, хотя в 1408 г. закончился тринадцатый великий пасхальный круг - индиктион (877-1408 гг.), никто из богословов не решился расписать расчетные таблицы празднования Пасхи на новый четырнадцатый цикл. Все заканчивалось 1492 годом, то есть 7000 годом от сотворения мира. На последнем листе одной из таких таблиц составителем была даже сделана приписка: "Зде страх, зде скорбь, зде беда велика, в распятии Христове сии круг бысть, и се лето на конци явися, в ня же чаем всемирное Твое пришествие, о Владыко..."
Но, к счастью, этот год благополучно миновал, как и все предшествующие. Православный люд успокоился, увидел, что земля стоит, и небесный свод не колеблется, хотя минула седьмая тысяча лет. И сразу же, в сентябре 1492 г. (то есть в самом начале нового 7001 года от сотворения мира) Московский церковный собор утвердил пасхалию на последующие годы четырнадцатого великого индиктиона. Именно на этом соборе было принято решение о перенесении начала года с 1 марта на 1 сентября, как и подобало православным. Это решение до сих пор остается для Русской православной церкви действующим. Православная церковь никогда не отмечала приход Нового года 1 января!
Происходило это при великом князе московском Иване III Васильевиче. Для придания наибольшей торжественности этому дню он сам накануне являлся в Кремль, где каждый, простолюдин ли, знатный ли боярин, в это время мог подходить к нему и искать непосредственно у него правды и милости. Первообразом той церковной церемонии, с какой проходило на Руси празднование сентябрьского новолетия, служило празднование его в Византии, установленное Константином Великим. Один из иностранцев так описывает виденное им в России в 1636 г. торжественное зрелище встречи Нового года: "На дворцовом дворе собралось более 20 тысяч человек старых и малых. Из церкви, стоящей с правой стороны у входа на площадь (перед Успенским собором), вышел патриарх со своим духовенством из 400 священников. Все в церковном облачении с множеством образов и с развернутыми старыми книгами. Его же Царское Величество, со своими государственными сановниками, боярами и князьями, шел с левой стороны площади.
Великий князь с непокрытою головой и патриарх в епископской митре вышли одни из хода, подошли к друг другу и поцеловались в уста. Патриарх подал также Великому Князю поцеловать крест... Затем в длинной речи он произнес благословление Его Царскому Величеству и всему народу и пожелал всем счастья на Новый год. Патриарх говорил так: "Дай, Господи! Вы, Царь Государь и Великий Князь, всея России Самодержец, здоров был со своею Государынею Царицею и Великою Княгинею, а нашею Великой Государынею, и со своими государевыми благородными чады, с царевичами и царевнами, и со своими государевы богомольцы, с преосвященными митрополиты и со архиепископы, и со епископы, и с архимандриты, и с игумны, и со всем священным собором, и с бояры, и с христолюбивым воинством, и с доброхоты, и со всеми православными христианы, здравствуй, Царь Государь, нынешний год и впредь идущий многие лета в род и во веки".
Народ в подтверждение патриарших новогодних пожеланий громко кричал: "Аминь". Сирые, убогие, беззащитные и гонимые находились тут же в толпе с поднятыми вверх прошениями, которые они с плачем и рыданием подвергли к стопам Великого Князя, прося у него милости, защиты и заступы. Прошения относились в царские покои.

                                                      А у нас опять два Новых года!

Итак, вместе с христианством на Русь из Второго Рима - Византии - пришел и юлианский календарь с римскими наименованиями месяцев и семидневной неделей. Однако, даже окрестившись, русские упорно продолжали встречать Новый год по старинке 1 марта - с началом весны. Отголоски обычаев того далекого праздника сохранились у нас до сих пор в некоторых обрядах Масленицы.
Но самое интересное, что народ примерно к XII в. совершенно освоился в новой обстановке и стал встречать сначала свой традиционный "мартовский" Новый год, а через несколько месяцев сентябрьский.
Нам ли, нынешним россиянам, не понять этого - мы с удовольствием отмечаем сначала Новый, а затем и "старый" Новый год.
Этот обычай широко распространился примерно с XII в. Он был тесно связан с полевыми работами - к осени собирали новый урожай и ссыпали зерно в амбары. Из того далекого времени пришло и выражение "Бабье лето". Да, не стоит удивляться, оно, оказывается, тесно связано с древним Новым годом! С 1 по 8 сентября по юлианскому календарю в славянских селениях обычно начинались чисто женские работы - хозяйки мыли, мяли и трепали пеньку, стелили лен, ткали холсты. Лето считалось мужской страдой, а первая неделя сентября - женской.
Но и сентябрьский Новый год русские встречали с удовольствием, торжественно и по чину. Многие стремились приехать праздновать Новый год в Москву, уже успевшую тогда получить прозвание Третьего Рима. В столице устраивались пышные, по понятиям того времени, торжества. Из всех городов и селений к Белокаменной тянулись подводы и телеги крестьян, спешили кибитки дворян и гремели колесами по бревенчатым настилам мостовых рыдваны важных бояр. Всем хотелось побывать в Кремле и посмотреть стольный град.
Встреча Нового года происходила, как и сейчас, ночью. В последний вечер старого года дорогие гости и почтительные родственники обязательно сходились в дом главы семейства или старшего в роду. Так делали не толко в Москве, но и по всей державе. Гостей приветливо встречали, усаживали за накрытые столы, угощали медом, малиновой бражкой или заморским вином - смотря по достатку хозяев. За неспешной беседой ждали полуночи. Ровно в двенадцать в тишине гремел выстрел вестовой пушки, возвещавшей о наступлении Нового года, и сразу же бухал большой колокол на Иване Великом. Все обнимались, троекратно целовали друг друга, поздравляли с Новым годом и желали добра и мира.
И начинался пир! Кто гулял всю ночь до рассвета, а кто, памятуя о завтрашних делах, выпивал чарочку, да и на боковую. Приехавшие праздновать Новый год в Москву утром непременно шли в Кремль, на Соборную площадь. Там происходило действо, потрясавшее воображение наших предков. В соборах горели мириады свечей, басами пели необъятные чревом дьяки, сияло золото богатых иконостасов, толпился пестро и празднично одетый народ. С хоругвями в руках стояли наряженные в парадные кафтаны, вооруженные бердышами стрельцы - каждый полк носил кафтаны своего цвета: алые, лазурные, изумрудно-зеленые.
То и дело слышался цокот копыт и стук колес. Толпа расступалась и изумленно раскрывала рты, разглядывая чудно одетых иноземных послов, приехавших поздравить Великого Московского Государя с праздником. Ну, а если повезет, можно увидеть и самого царя, когда он выйдет на Красное крыльцо или направиться через широкую площадь в собор на богослужение - отстоять торжественный молебен.

                                                      Указ Петра Великого

Всего более двухсот лет россияне пользовались такой системой счета лет.
Последний раз осенний Новый год был отпразднован 1 сентября 1698 г. и проведен весело и в пиршестве, устроенном с царскою пышностью воеводой Шеиным,собравшим невероятное множество бояр, гражданских и военных чиновников. К ним подходил сам царь, оделял их яблоками, называя каждого из них братом. Каждый заздравный кубок сопровождался выстрелом из 25 орудий. Царь Петр, явившись в Успенский собор в сопровождении своего малолетнего сына Алексея и супруги царицы Евдокии, одетый уже на немецкий лад, как и прочие присутствовавшие, за исключением вдовствующей царицы Прасковьи Федоровны, сам поздравлял народ с Новым годом. Гвардия стояла на вытяжку в синих мундирах с красными обшлагами и в высоких ботфортах.

Но уже на исходе первой трети 7208 г. от сотворения мира россиянам вновь изменили календарь и вновь перенесли празднование начала Нового года. 19 декабря по юлианскому календарю Петр подписал именной указ "О писании впредь Генваря с 1 числа 1700 года во всех бумагах лета от Рождества Христова, а не от Сотворения мира".
Что подвигло Петра на столь радикальную реформу?
Оправдывал он свои начинания тем, что "не только во многих Европейских и Христианских странах, но и в народах славянских, которые с восточною нашей церковью во всем согласны, как валахи, молдавы, сербы, далматы и самые его, Великого Государя подданные черкасы (то есть малороссы) и все греки, от которых наша вера православная принята, согласно лета свои исчисляют от Рождества Христова в восьмой день спустя, то есть генваря 1 числа, а не от создания мира, за многую рознь счисления в тех летах".
Однако служители церкви в своем большинстве остались недовольны этим "погублением лет Божиих". Поэтому известному сподвижнику Петра, архиепископу Новгорода и Великих Лук Феофану Прокоповичу пришлось втолковывать "пономарям и апостатям"суть реформы. "Что приличнее и честнее есть? - вопрошал он, - праздновати ли новолетие на память дней и податей, от Константина наложенных, или тогда, когда празднуем пришествие в мире Сына Божия, Им же мы от долгов вечных и от уз нерешимых свободимся?"
Проведение в жизнь этой реформы началось с того, что запрещено было праздновать каким бы то ни было образом 1 сентября. А 15 декабря 1699 г. барабанный бой призвал народ на Красную площадь. Здесь устроен был высокий помост, на котором царский дьяк громко читал указ о том, что Великий Государь Петр Алексеевич повелел "впредь лета счислять в приказах и во всех делах и крепостях писать с 1 генваря от Рождества Христова". В знак этого доброго начинания и нового столетнего века, "после благодарения Богу и молебного пения в церкви" повелено было: "по большим проезжим улицам, и знатным людям и у домов нарочитых (именитых) духовного и мирского чина, перед воротами учинить некоторое украшение от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых.А людям скудным (то есть бедным) хотя по древу или ветви над воротами или над хороминами своими поставить. И чтоб то поспело будущего генваря к 1-му числу 1700 сего года. А стоять тому украшению генваря по 7-е число того же года. Да генваря ж в 1-й день, в знак веселия, друг друга поздравляти с Новым годом и столетним веком, и учинить сие, когда на Большой Красной площади огненные потехи начнутся, и стрельба будет, и по знатным домам боярским и окольничьим, и думным знатным людям, палатного, воинского и купеческого чина знаменитым людям каждому на своем дворе из небольших пушечек, у кого есть, или из мелкого ружья учинить трижды стрельбу и выпустить несколько ракет, сколько у кого случится. А по улицам большим, где пристойно, генваря с 1-го числа по 7-е число по ночам огни зажигать из дров, или из хвороста, или из соломы. А где мелкие дворы, собравшись по пяти или шести дворов, тако же огонь класть, или, кто хочет, на столбиках по одной или по две или по три смоляные и худые бочки, наполняя соломою или хворостом, зажигать, а перед бургомистрскою ратушею стрельбе и таким украшениям по их усмотрению быть же". Сам царь первый пустил ракету, которая, огненной змейкой извиваясь в воздухе, возвестила народу наступление Нового года, а вслед за еню, согласно царскому указу, началась потеха и по всей Белокаменной....

Указом предписывалось изменение эры и новолетия: с 1 января 7208 г. от сотворения мира полагалось впредь "во всех приказах, в пометах, записках, в грамотах и во всех Наших Великого Государя указах о всяких делах и в приказных и на площадях во всяких крепостях и в городах Воеводам в списках и во всяких приказных и мирских делах лета писать и числить годы Генваря с 1 числа 7208 года и считать его от Рождества Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа 1700 году, а год спустя Генваря с 1 числа с предбудущего 7209 году писать от Рождества Христова с 1 числа 1701 году и в предбудущих чинить по тому ж, а с того нового года Генваря месяца и иные месяцы и числа писать сряду до Генваря непременно и в прочие лета от Рождества Христова по тому ж".
Реформа была обусловлена объективными обстоятельствами. В указе говорилось: "А то указали Мы Великий Государь учинить, для того, что во многих Христианских окрестных народах, которые православную Христианскую Восточную веру держат с нами согласно, лета пишут числом от Рождества Христова". Впрочем, чтобы нововведение было принято без особых осложнений, указ заканчивался благоразумной оговоркой: "А буде кто похочет писать и от сотворения мира: и им писать оба те лета - от сотворения мира и от Рождества Христова сряду свободно".
Юлианский календарь сам по себе был Петром I на Руси сохранен, как было сказано, до следующей оказии. Царь не стал посягать на овеянное древностью и неоспоримым авторитетом наследие великого Цезаря. А это означало, что сохранилось и запаздывание календарных дат - в то время - на 10 дней. 19 декабря 7208 г. от сотворения мира, когда был издан указ, в Европе соответствовало 29 декабря 1699 г. от Рождества Христова по григорианскому календарю. Русская Православная церковь в богослужебном обиходе наряду с юлианским календарем сохранила и ставшее к тому времени традиционным сентябрьское начало года.
Кроме Русской Православной еще три Православные церкви - Грузинская, Иерусалимская и Сербская - остались верны юлианскому календарю, в то время как другие перешли на новый стиль. Большинство московских протестантов, считающих себя укоренными в русской культуре, празднуют Рождество Христово одновременно с Русской Православной церковью. Но среди них есть и такие деноминации, которые отмечают Рождество дважды: 25 декабря и 7 января.

                                                     Первый "настоящий" Новый год в Москве

На следующее утро после оглашения в Москве на Красной площади указа Петра I о рефрме календаря, то есть 20 декабря 7208 г. от сотворения мира был издан еще один царский указ - "О праздновании Нового года". В указе говорилось: "И ныне от Рождества Христова доходит 1699 год, а будущего Генваря с 1 числа настанет новый 1700 год купно и новый столетний век: и для добраго и полезнаго дела, указал Великий Государь впредь лета счислять в Приказах и во всех делах и крепостях писать с нынешнего Генваря с 1 числа от Рождества Христова 1700 года".
В документе с безусловной очевидностью просматривается весьма примечательная и для нашего времени хронологическая погрешность: в нем утверждается, будто 1 января 1700 г. является не только началом нового года, но и началом нового века. Эта ошибка хорошо знакома и нам: многие из нас были уверены, что новый век и новое тысячелетие наступят 1 января 2000 г., хотя до этой даты тогда оставался еще целый год.
Итак, новый век наступил 1 января 1701 г. Но это не помешало нашим предкам широко и весело отпраздновать наступление нового века и введение европейского календаря на год раньше. Да к тому же новогодний праздник опять встречали дважды: сначала 1 сентября, как было заведено исстари, а потом 31 декабря, как приказал царь-реформатор.

Известный биограф Петра I, И.И. Голиков так поясняет причины, по которым царь повелел торжественно отпраздновать наступление Нового года: "Ведая умоначертание народа своего, относившего всякую перемену обрядов на счет [колебания] веры, каковою казалась им и сия [празднование Нового года по новому], то чтобы на то время занять народные мысли каким другим предметом, рассудил премудрый Государь, установленный им Новый - 1700 год начать с великим торжеством и представить очам народа такие зрелища, какие он не видывал и которые бы сльны были отвлечь его от всяких других, развратных толкований".
И вот утром 1 января Москва огласилась торжественным колокольным звоном всех московских церквей. По улицам шло войско со знаменами, барабанным боем и музыкой. По окончании молебствия, при возглошении многолетия, вместе с колокольным звоном раздался гром пушечных и ружейных выстрелов. Император "с приятною лаской" принимал поздравления и потом угостил всез знатных особ, с женами и дочерьми, пышным обедом с музыкой и пением, а для народа пред дворцом и у трех триумфальных ворот были расставлены "различные яствы и чаны с вином и пивом". Вечером все улицы и дома были освещены, а дома знатных особ украшены разными огнями и картинами. Пред дворцом был сожжен фейерверк со множеством потешных огней и громом пушечных выстрелов. Закончилось это новое торжество вечерним столом во дворце и балом, и потом целым рядом пиршеств и балов, которые до 7 января устраивали у себя знатные особы и на которых обязательно должны были присутствовать "жены и девицы господские".
Но едва завершились празднества и народ пришел в себя после новогоднего шума, как в Москве поднялся ропот по поводу перемены летосчисления. Весьма многие - не только из простого народа, но и из тогдашней московской знати - удивлялись: "Как мог Государь переменить солнечное течение?" Веруя, что Бог сотворил свет в сентябре, многие остались при своих старых привычках.

                                                     Так что же получилось в итоге?

Наш первый "перестройщик" Петр Великий, желая сделать, наконец, Россию "настоящей" европейской страной, отменил у нас древнее летосчисление, начинавшееся от "сотворения мира", и постановил вести его от Рождества Христова. Теперь представьте: не будь этой петровской реформы, мы жили бы сейчас в 7513 г. от сотворения мира, который начался 1 сентября (по юлианскому, конечно же, календарю) 2004 г.
Очень симпатичная дата! Вот что уж точно дало бы нам прекрасный повод говорить об особом, исконном, российском пути развития, о так никем и не разгаданных загадках нашей национальной души.
Ничего плохого в этом, конечно же, нет. Даже наоборот, это было бы здорово. Ведь сейчас, "благодаря" всем этим и последующим реформам, мы сами не знаем, к каким календарям и к каким системам летосчисления прибегнуть, чтобы как-то разнообразить монотонность и однообразие бытия. Мы без разбору празднуем в конце года все, что попадается, так сказать, "под руку". Начинается все у нас католическим Рождеством. Параллельно мы по поводу и без повода припоминаем, что есть такие причины повеселиться, как святки, сочельник, колядки... Наконец наступает наш, "настоящий", Новый год. Великолепный, единственный, волшебный праздник... После этого, еле отдышавшись от съеденного и выпитого, мы вступаем в "наше, родное" Рождество Христово, не дав себе труда задуматься о том, что ему предшествует строжайший пост. Мы сколь искусно, столь и бесхитростно вплетаем в эти даты символику восточных календарей, которые ко всему этому не имеют никакого отношения, поскольку, например, китайцы отмечают свой Новый год во второе новолуние после даты зимнего солнцестояния. В Китае это праздник весны! Мы, к месту и не к месту, вспоминаем в январскую слякоть крещенские и рождественские морозы, мним себя при этом хранителями святых традиций далеких предков. Заканчиваются же наши самые, пожалуй, длинные в мире новогодние празднества старым Новым годом, хотя порой не все и представляют, откуда он взялся.
Так что же у нас получилось в итоге?
Если честно, то получилось смешно. Но, что самое главное, здорово, весело, и очень как-то по-русски!
А этого-то нам как раз и надо было!

                                                      Был ли всё-таки прав Пётр?

Конечно, приятно было бы жить в восьмом тысячелетии, когда "весь цивилизованный мир" только вступил в третье. Но если честно, то мы не только мним себя европейцами, но, являемся таковыми. Русь, Россия тысячами незримых нитей во все века была связана с европейской культурой, обогащалась ею, питала ее. Поэтому желание Петра приблизить Россию к европейской цивилизации не может не восприниматься нами как положительное деяние, несмотря на все издержки этого процесса. К тому же Петр не внес сумятицу в даты, не противопоставил гражданские праздники церковным - он ведь оставил юлианский календарь! И Россия еще почти двести лет, до 1918 г., жила "по старому стилю". Все в этом стиле было логично и понятно: Новый год отмечался после Рождества, то есть после окончания Рождественского поста, не нарушая его течения. Важным событием этого периода были Святки. В ночь с 24 на 25 декабря (по старому стилю) праздновался рождественский сочельник, который подводил черту под прожитым годом, завершал рождественский пост и открывал двухнедельные новогодние празднества. По всей территории России был распространен обычай новогоднего обхода домов молодежью или детьми. В деревнях ряженые с песнями и прибаутками ходили толпами под окна просить пирогов. Подобные обходы в течение святок проводились трижды: в рождественский сочельник, под Новый год и накануне Крещения. Вот где было настоящее веселье! Каждая семья с нетерпением ожидала колядующих, готовила для них угощение и с неподдельным удовольствием выслушивала колядки. Эти традиции празднования Рождества сложились у нас давным-давно, еще в X в., и празднование Нового года по петровскому указу органично вплелось в их затейливую ткань, хотя далеко не все и не сразу привыкли к нововведению.
Но все же так сложилось исторически, что наш "старый стиль" отставал от календаря, по которому жил "григорианский" мир. Дело в том, что календарь, введенный Цезарем, отставал от солнечного на сутки за 128 лет, то есть примерно на трое суток за 400 лет. Согласно юлианскому календарю, каждый четвертый год (цифра которого делится на 4), являлся високосным, содержал 366 дней, а не 365, как обычный. Для того чтобы учесть это отставание, в григорианском календаре "сотые годы" (те, что оканчивались на 00) были сделаны не високосными, если только их номер не делился на 400. Например, високосными были 1200-1600-2000 и будут 2400 и 2800 годы, а 1300-1400-1500-1700-1800-1900 были нормальными, как и 210-2200-2300-2500-2600 и 2700. Каждый високосный год, оканчивающийся на 00, увеличивает разницу нового и старого стилей на один день. Поэтому в XVIII в., после того, как Петр ввел свой указ, разница между юлианским и григорианским календарями составляла 11 дней, в XIX в. - 12 дней, а вот и в XX, и в XXI вв. разница одна и та же - 13 дней, поскольку 2000 год был високосным. Она увеличится только в XXII в. - до 14 дней, затем в XXIII - до 15.
Но вернемся к началу прошлого века.


                                                      Нужен ли был нам григорианский календарь?

Наступил ХХ век. Юлианский календарь, по которому продолжала жить Россия, прибавил к своему отставанию ещё один день. Волновало ли это кого-нибудь? Да. Календарный вопрос обсуждался у нас периодически, начиная с 30-х гг. ХIХ столетия. Ведь некоторые неудобства несоответствие календарей всё-таки вызывало. Здесь пришло время внести ясность в вопрос о том, что же такое календари, по которым мы живём.

Юлианский календарь. О нём мы уже достаточно говорили. Стоит напомнить лишь, что окончательно он стал использоваться в привычном для нас виде с 7 г. новой эры. С этого времени все годы юлианского календаря, порядковое число которых делится на 4, являются високосным. А в 325 г. на Никейском соборе юлианский календарь был принят христианской церковью.

Григорианский календарь. Из-за того, что продолжительность юлианского года больше тропического на 11 минут 14 секунд, за 128 лет накапливалась ошибка в целые сутки. Поэтому к концу ХVI в. весеннее равноденствие, которое в 325 г. приходилось на 21 марта, наступало уже 11 марта. Ошибка была исправлена в 1582г., когда римский папа Григорий ХIII реформировал юлианский календарь. Для его исправления счёт дней был передвинут на 10 суток вперёд, и день после четверга 4 октября предписывалось считать пятницей, но не 5, а 15 октября. Так весеннее равноденствие вновь было возвращено на 21 марта. Чтобы избежать новой ошибки, было решено каждые 400 лет выбрасывать из счёта 3 дня. Таким образом, вместо 100 високосных лет, приходившихся на каждые 400 лет в юлианском календаре, в новом их стало только 97. Из числа високосных были исключены те вековые годы (годы с двумя нулями на конце), число сотен которых не делится без остатка на 4. Такими годами, в частности, являлись: 1700 - 1800 и 1900. Исправленный календарь стали называть "новым стилем" в отличие от юлианского, за которым укрепилось название "старый стиль". Средняя длина года в новом календаре превосходит продолжительность тропического всего на 26 секунд, что приводит к ошибке в одни сутки лишь за 3280 лет.

Впервые вопрос о реформе календаря в России был поднят в 1830 г., когда Российская академия наук выступила с предложением о введении в России нового стиля. Бывший в то время министром народного просвещения князь К. А. Ливен отрицательно отнёсся к этому  и в своём докладе царю Николаю I представил реформу календаря как дело "несвоевременное, недолжное, могущее произвести нежелательные волнения и смущения умов". Он указывал, что "выгоды от перемены календаря весьма маловажны, почти ничтожны, а неудобства и затруднения неизбежны и велики". После получения доклада царь начертал на нём высочайшую резолюцию: "Замечания князя Ливена совершено справедливы".

В 1860 г. в России снова заговорили о реформе. Это произошло после обращения Берлинского астрономического общества в Синод с предложением ввести в России одинаковый со всей Западной Европой календарь. Но тогдашний митрополит Филарет наложил отрицательную резолюцию на это предложение. Прошло ещё 39 лет. В 1899 г. Русское астрономическое общество взялось за разработку проекта реформы, но и при этом не так стремилось к введению в России одинакового со всем миром календаря, сколько к выработке своего собственного. Общество избрало для этого комиссию, в которую вошли представители различных ведомств, наш знаменитый химик Д. И. Менделеев, а также представитель Синода. На заседании комиссии было отмечено, что "так как юлианский календарь даёт ошибку в один день каждые 128 лет, то мы вспоминаем о всех событиях вообще, о великих же христианских в особенности, не в те дни, а позже, и это запаздывание всё увеличивается и увеличивается". Комиссия посчитала, что "юлианский календарь" - языческий календарь и что христианство его вовсе не коснулось", и поэтому предложила ввести сместо юлианского календаря новый. Для этого нужно было отбросить 14 дней из принятого календаря и считать високосными годы, делящиеся на 4, за исключением лет, делящихся на 128. Тогда до 1920 г. этот календарь был бы лишь на один, а с 1920 г. - на два дня впереди григорианского. Кроме того, комиссия предложила изменить названия месяцев январь, февраль, март, апрель, май и июнь, мотивируя своё решение тем, что "эти названия суть остатки языческого времени и если они могли оставаться в языческом юлианском календаре, то в реформированном, согласно христианскому летоисчислению, они едва ли терпимы". Наконец, предлагалось заменить название месяц март, посвящённое языческому богу войны Марсу, названием "мир" в честь основанной Николаем II Гаагской конференции о мире и разоружении.

Д. И. Менделеев поддерживал этот проект, указывая, что в основу календарной реформы должна быть положена идея справедливости, истинности и возможной правильности. "Наш юлианский календарь, - говорил учёный, - неверен, григорианский неточен, поэтому необходимо установить исчисление времени более совершенное, пользуясь данными современной науки". Против реформы возражал представитель Синода, профессор В. В. Болотов. Он отметил, что пасхалия создана архиепископами александрийскими и утверждена на Никейском соборе, авторитет которого в вопросах пасхалии православная церковь признаёт бесспорным и окончательным. Никейским собором было установлено правило, запрещающее праздновать пасху вместе с евреями.  Западноевропейский календарь нарушает это правило и является поэтому еретическим календарём. По юлианскому же календарю никогда не может случиться этого совпадения православной пасхи с еврейской, поэтому, по его мнению, нужно сохранить навсегда юлианский календарь.

 На это Д. И. Менделеев вполне справедливо возразил, что реформу календаря можно производить отдельно от пасхалии и совершенно её не касаться. «Пасхалия - вопрос церковный, а жизнь церковная и гражданская не соединимы между собой; задача же наша - достигнуть гражданского единства со всем миром».

Недолго, однако, после этого проработала комиссия при Русском астрономическом обществе. Вопрос с календарём был на некоторое время оставлен в покое.

Только в 1905 г. Академики снова взялись за его разрешение, и постоянная календарная комиссия  при Академии наук вынесла, наконец, постановление: «Признать необходимым введение в России западноевропейского календаря не только в смысле принятия более точного летоисчисления, а главным образом, для установления одинакового календаря со всеми культурными народами земного шара. Таковым календарём, по мнению комиссии, должен быть только западноевропейский календарь. Что же касается церкви, то она может сохранить для себя юлианский календарь. Во всех международных сношениях и во всех проявлениях гражданской  жизни обязательно должен быть принят западноевропейский календарь».

Но это не убедило царя.

В 1906 г. Состоялось последнее заседание этой комиссии при Академии наук. Из придворных сфер ей было указано на нежелательность окончательного решения комиссией этого вопроса. В 1911 г. и эта календарная комиссия окончательно прекратила свои занятия.

Было решено, что Российская держава не нуждается в переходе на григорианский календарь, по которому, начиная с конца ХVI в., жил католический, а затем и протестантский мир, что трёхвековой опыт общения с «инаковерующими» государствами при самых различных календарях показал: в России каких-либо серьёзных неудобств, связанных с этим, не существует. Словом, в России вопрос о календарной реформе закрыли.

Предполагалось, что если и не навсегда, то очень и очень надолго. Однако не тут-то было...

                                                       Большевики

 Сразу же после Октябрьской революции, уже 16 ноября 1917 г. Совет народных комиссаров во главе с Лениным рассмотрел вопрос о переходе на новое счисление времени.  24 января 1918 г. принимается декрет «О введении в Российской республике западноевропейского календаря». В декрете говорилось: «В целях установления в России одинакового почти со всеми культурными народами счисления времени Совет народных комиссаров постановляет ввести по истечении января месяца сего года в гражданский обиход новый календарь. Для этого: первый день после 31 января сего года считать не 1 февраля, а 14 февраля, второй день считать 15  и т. д.».

Пропагандистская машина новой власти включилась на полную мощность. Провозглашалась новая эра, с приходом которой и с изменением летоисчисления «Советская власть отметила в истории человечества освобождение русского народа от тирании и власти капитала, отметила зарождение на земном шаре первой в мире Советской Социалистической Республики рабочих и крестьян, а введением нового западноевропейского календаря присоединила Российскую Республику ко всем культурным странам земного шара».

 

 

 (продолжение следует)
Все материалы, размещённые на данном сайте, являются собственностью театра "Юнона". Любое несанкционированное использование
текстов или фотографий будет являться нарушением закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" и преследоваться по закону.